24+ Михаила Угарова в Театр.док.

25 Октябрь 2015
K2_ITEM_AUTHOR  Дмитрий Леонтьев

Могут ли семейные отношения строиться на чувствах, на страсти? Какая женщина никогда не остается одна? Может ли секс втроем быть невинным? На этих вопросах основан спектакль 24+, поставленный Михаилом Угаровым в Театр.док.

Вы увидите любовный трэш о том, как двое супругов включили в свою семью третьего. История движется исключительно чувствами и эмоциями, но это далеко не психологическая драма. Подспудно перед зрителем раскрываются три архетипических сюжета: «Суд Париса», «любовь Афродиты и Гермеса» и «Райский сад». Каждый из героев спектакля, по мере данных ему скудных человеческих возможностей, старается гнуть свою линию, но в итоге оказывается бессильным против диктата мифа. В итоге. все, что остается персонажам 24+, это сохранить достоинство, и благодарить судьбу, что Мойры не подкинули им другую, более жесткую историю, например, про Медею или царя Эдипа.

Не только искусствоведы, но и семейные психологи сегодня активно используют мифы в качестве дидактического материала, поскольку все возможные психотипы супругов и сценарии их поведения в парах уже подробно описаны человечеством. Жизнь Олимпийских богов - не что иное как первый сериал о семейных и любовных отношениях. Если смотреть спектакль 24+ с этой точки зрения, то обнаружится, что главные роли исполняют Афродита и Гермес. Вечная любовница и вечный отрок. Парочка, чьи эротические игры привели к появлению на свет Гермафродита, существа забавного, но маложизнеспособного. Такую же, не готовую к обычной жизни, химеру — семью из двух мужчин и одной женщины — они создали в 24+. Гермафродит существо зыбкое, так же как и нетрадиционная семья.

Суд Париса, как известно, это соревнование трех богинь за яблоко. Выиграть должна только одна. В спектакле также трое дам и одна из них получает приз. Хотя ситуация на первый взгляд исключительно бытовая, это реинкарнация древнего мифа, ведь суд Париса в принципе является спойлером любого сюжета, основанного на чувственной любви. Концепция проста. Когда есть конкуренция между женщинами, Афродита всегда побеждает. Выбор мужчины предопределен. Кто именно играет Афродиту в 24+ вам не нужно будет гадать. Узнать ее довольно легко, поскольку все другие актеры полностью одеты, а на ней, кто бы сомневался, лишь рубашка.

Первая половина спектакля напоминает признания нарушителей, пойманных на месте преступления, либо исповедь пациентов психоаналитика. Герои сидят на стульях и под светом прожекторов по очереди рассказывают свое видение случившегося. Для Театр.док это не оригинальный режиссерский ход. Большинство постановок на этих подмостках построено по аналогичной схеме. Монолог актера лицом к зрителю практически лишен динамики и кажется довольно скудной основой для творчества. Однако коллективу, регулярно эксплуатирующему этот сценический алгоритм, как ни странно, уже несколько лет удается не скатиться в банальность.

Миф о райском саде разворачивается во второй половине постановки. Переломный момент происходит, когда трое членов «семьи» раздеваются и прыгают в огромную постель, а бывшие пассии, уступившие Афродите свое место, остаются подле ложа одетыми. Именно здесь представление вступает на новую территорию. Нагота ставит четкую границу между персонажами, находящимися в раю, то есть в постели, и вне Эдема, то есть на стульях. Таким образом голые молодые тела здесь не ради конъюнктуры. Стоило бы режиссеру оставить на актерах хоть один даже самый незаметный предмет одежды, как действие мгновенно переместилось бы в контекст другого мифа — о грехопадении. В этом случае пришлось бы разбираться не столько с фиговыми листками, прикрывшись которыми, Адам и Ева прятались от Всевышнего в кустах, но скорее с искусителем, с искушением и грехом, а это уже совсем иная коллизия. В 24+ нет места греху. Эротические развлечения трех влюбленных в этой постановке показаны как довольно невинные, никакой руки дьявола тут нет.

Куда же в конце концов приводит зрителя режиссерский лабиринт, составленный из трех мифов? Вывод не озвучен прямым текстом, герои просто расстаются. Однако очевидно, что вся эта история будет повторяться в жизни персонажей столько раз, сколько сложатся аналогичные обстоятельства. Все опять пойдет по кругу. Герои не претерпели трансформации, пройдя через испытания. Они слабее своих чувств, а тотальность мифа воспринимают не как счастье, но как диктат или даже угрозу своей индивидуальности. Таким образом этот спектакль недалеко ушел от древнегреческой трагедии. Точнее сказать, жители Земли - люди — так и не изменились с тех времен.

Рассказ о спектакле 24+ сложен по двум причинам. Первая: актеры смешивают личную жизнь со сценическим образом. Вторая: актеры импровизируют. Это визитная карточка Театр.док. Актер в этом коллективе существо синкретическое, то есть вроде бы раздираемое противоречиями, а на самом деле вполне цельное. Режиссер здесь берет от артиста не только  съедобную мякоть, но и скорлупу, и шелуху, а также плесень, грязь, навоз, пестициды и антибиотики. Все идет в дело и все постоянно меняется. Когда вы придете на 24+, участники действия не только будут иначе одеты, но и играть станут по-другому. Единственное, что останется на своем месте, так это большая кровать в центре сцены, служащая реквизитом и декорацией одновременно. 

K2_LEAVE_YOUR_COMMENT

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…