МТ «Современник» - «Анархия» (Куда идем своим путем? или Is it my way?)

18 Июнь 2015
K2_ITEM_AUTHOR  Дмитрий Леонтьев

Ненависть к Америке разлилась по миру широкой рекой и подмочила даже Англию. Пьеса англичанина Марка Пэкера, по которой поставлен спектакль «Анархия», это подтверждает. С другой стороны презрение, и непреодолимая страсть уничтожить центр мировой бездуховности, прекрасно сочетаются с желанием попользоваться его благами хотя бы некоторое время.

Поездить на Cadillac Escaladeс двадцатидюймовыми хромированными колесными дисками, послушать Короля и продиктовать всему миру, как правильно жить. Ты можешь выбрать «уничтожить Америку прямо сейчас» или «сделать это утром, чтобы сегодня еще успеть в Бургер кинг», но ты никуда не денешься от главных вопросов. В российской интерпретации они звучат, как «Что делать?» и «Кто виноват?», а в западной, по мнению Марка Пэкера, а также Малькольма Макларена и Фрэнка Синатры, о которых речь пойдет ниже, - «Где деньги?» и «В кого стрелять?». По мере своих, изрядно растраченных в наркотической панк-молодости сил, герои пьесы пытаются найти ответы.

Не в первый ряд

«Анархия» вовсе не спектакль, это энергетическая бомба. Такого сумасшедшего драйва смешанного с диким панк-роком и огромным количеством русского мата в Москве больше нигде не встретишь. Разве только на концертах «Ленинграда», но они, как известно уже вне закона. Тем не менее это театр и очень даже неплохой. Чудесные актеры, хорошо закрученный сюжет и далеко не банальная мораль. И где еще можно увидеть пьяного орущего Ефремова в одних трусах? Хотя его соседи по подъезду могут с этим поспорить. Прекрасны даже незатейливые декорации. Вроде бы на сцене только груда старых телевизоров и пара диванов разного цвета. Однако они так замечательно дополнены мультимедийными эффектами и настолько четко соответствуют характеру действия, что выглядят словно взятые из сценария (хотя их там конечно же нет). Тот самый случай, когда художник не стал заниматься самореализацией, а пошел след в след за драматургией, не отступив от нее в художественном смысле ни на миллиметр. Хорош даже пол, сделанный с расчетом, чтобы брошенные бутылки — а их там очень любят швырять - скатывались к защитной сетке, выплескивая по дороге часть содержимого. Деталь незначительная, но сколько реалистичности действию она добавляет! Впрочем, брать билеты в первый ряд я бы не стал.

Скрытый персонаж

Вы не получите все 100% удовольствия от «Анархии», если не посмотрите перед этим фильм Малькольма Макларена GreatRock-n-rollswindle. В крайнем случае его можно заменить на более доступный, но вторичный и не в меру слезливый «Сид и Нэнси», но я бы не стал. Классику нужно смотреть в оригинале. Марк Пэкер, автор «Анархии», не просто видел GreatRock-n-rollswindle, он судя по всему был влюблен в него, что не помешало ему оспорить ключевые сюжетные вопросы Макларена. Те самые, о которых я писал в первом абзаце рецензии. Макларен считает, что деньги всегда у продюссера, а стрелять нужно в публику и иногда в артистов для поддержки драйва. С его точки зрения (а он был продюссером SexPistols) вариант безупречный. Марк Пэкер поправил коллегу: деньги всегда в Америке и еще у недалекого зрителя, поэтому стрелять лучше в воздух и желательно холостыми. Согласитесь, разница принципиальная. Незримо в «Анархии» присутствует еще один персонаж, которого нет ни в сценарии, ни на сцене. Это Фрэнк Синатра. Его хит MyWayзвучит в постановке фоном, но значит гораздо больше, чем пустые музыкальные обои, потому что у Фрэнка есть свой ответ на проклятые западные вопросы: стрелять - дело мафии, а деньги получает лучший. Истинно американский подход к делу. «Анархия» привлекает тем, что вмещает в себя все озвученные мной ответы. Она не догматична, не тоталитарна. Спектакль не диктует тебе, какой из ответов верный. Ты сам волен выбрать. Солидные люди в возрасте, естественно, примут сторону Синатры. Циничные бизнесмены средних лет отдадут должное философии Малькольма Макларена. Молодые неопытные хипстеры станут болеть за Билли Выкидыша, которого сыграл Ефремов. В итоге каждый сегмент публики останется при своем мнении и в этом прелесть постановки.

Разве это фарс?

Пьеса не заигрывает со зрителем. Автор не заготовил никакой «бомбы под столом» или «ружья на стене». Практически все действие сразу вываливается на гостей зала словно из ковша экскаватора уже в первом акте. Вот вам. Дивитесь. Во втором акте персонажи осознают последствия того, что они ранее наворотили. Действие можно было бы назвать психологическим фарсом, если бы не одно обстоятельство. Речь идет о панк-рокерах. К таким персонажам обычные обывательские критерии неприменимы. Их законсервировали в 14 лет в смеси пива с белым порошком и подали нам «на стол», то есть на сцену, уже в 40. У них отсутствует политкорректность, им не жаль три тысячи погибших 11 сентября в Нью-Йорке. А пошлые шутки про родственников и их связи вообще из разряда дежурных. Однако это не фарс. Скорее фарш. Свинина с луком и чесноком. Режиссеру совершенно не интересно, каким образом люди выживают в таком дерьме. Он показывает нам героев, чьей жизненной силы хватило дожить до нынешнего времени, хотя у одного в наличии лишь одно легкое, у другой осталась только правая грудь, а третий лишился всех органов, вырабатывающих гордость, совесть и честь. Зато, по какой-то волшебной причине, у всех исправно работает печень, вот загадка...

Без Ефремова?

В спектакле заняты пять актеров. Среди них Михаил Ефремов. Опытный зритель спросит: на нем ли все держится? Такой артист способен вытянуть своей харизмой и обаянием любую провальную вещь. Нет. Ефремов конечно прекрасен и, выйди он просто на сцену один, публика осталась бы довольна. Однако пьеса настолько энергетически заряжена, что могла бы обойтись без Ефремова. Остальные актеры не выглядят фоном к одной звезде, все чувствуют себя в ролях довольно естественно. Ольга Дроздова будто бы всю жизнь ходила в огромном рыжем парике и руководила пиар-службой крупной компании. От нее практически пахнет всемирной корпоративной вертикалью. Мария Селянская и Василий Мищенко словно никогда не снимали своих  «прикидов» в стиле панк, и всегда курили в общественных местах. Ну а Дмитрий Певцов, как и в реальности перманентно старается все делать правильно. О том, что Гарик Сукачев, взявшийся поставить в «Современнике» «Анархию», трудился не зря, говорят полные залы и непрерывные аплодисменты. Это удача!

 

Фото С. Петров

K2_LEAVE_YOUR_COMMENT

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…