САТОБ - «Снегурочка»

08 Май 2016
K2_ITEM_AUTHOR 
Фото Е. Суховой.

Премьера оперы «Снегурочка» Римского-Корсакова в Самарском театре оперы и балета состоялась в 84-ом сезоне, премьерные показы прошли 7 и 8-ого февраля 2015 года.

Сразу стоит отметить, постановка реализована исключительно силами театра без привлечения третьих лиц со стороны. Режиссером выступил Михаил Панджавидзе официально числящийся в штате театра с начала 84-ого сезона. Сценография, свет и костюмы так же  продуманы им.

Декорации, надо признаться, довольно простые, сделаны из настоящего дерева, а точнее, из бревен и веток, сплетенных в ограды и замысловатые узоры. Дополнительное окружение создают видео проекции на боковые экраны и задник, показывающие деревню Берендеев, сказочный мир самой Снегурочки, они органично дополняют пространство в зависимости от действия.

Стоит сразу оговориться, персонажей «Весны» и «Мороза» мы не увидим на сцене, они предстают перед нами как раз на экранах, артисты спрятаны за сценой и подзвучены, что хорошо слышно. А вот их лица предстают перед нами во всей красе на полотнах вокруг главной героини. Результат получается где-то по середине между аналогичными приемами в «Борисе Годунове» и «Сказке о царе Салтане», явно не дотягивая до первого, но сильно превосходя по качеству второе.

Хорошо пошитые костюмы выполнены,  правда, не в Славянском стиле, но вполне органично выглядят. Немного смущает внешний облик берендеев: почти мертвенно бледные и чумазые, на морозе обычно, наоборот, румяным становишься. А тут словно отряд партизан из болот вышел… тем не менее не стоит забывать, что по первоисточнику Берендеев мучают неурожаи, голод, затяжные морозы и  очень короткое и не самое теплое лето. А вот бледнолицая (в буквальном смысле) Снегурочка выглядит очень даже естественно.

Крайне необычно представлен образ Леля: красный костюм, вокруг головы нечто среднее между гривой льва и тем, что отдаленно напоминает цветок (в трактовке режиссера это сын Ярило). Понимание приходит ближе к концу постановки, сначала царь называет его пастухом (что в данном случае следует понимать как пастырь) и кланяяется. Позже, когда Лель, ударяя в огненный бубен, прославляет приходящее лето,  он же зажигает огонь, и он же сам символизирует пламя костра через который прыгают молодые пары. И Лель останавливает Снегурочку на пути в объятия Мизгиря, он обволакивает ее подобно языкам пламени. Сегмент сцены уходит вниз и Снегурочка словно и правда растворяется, окутанная парами из дым машины. В этих картинах, в данном персонаже можно разглядеть жреца, правда, не совсем понятно Перуна или все-таки Ярило. Тем не менее, в такой трактовке столь необычный внешний облик персонажа перестает быть чем-то непонятным.

Вообще постановка, несмотря на свой казалось бы классический вид, таковой является не совсем… история несколько смещена, делая Купаву одним из главных персонажей, и делая акцент на ее трагедии. Постановка сильно сокращена, купированы почти все сцены с хором, общая продолжительность всего 2,5 часа. Режиссер Михаил Панджавидзе в своем интервью признался:

«Я хочу создать злободневную постановку, где светлому и чистому персонажу нет места в окружающем мире порока».

И у него получилось - буквально в самом начале, когда Мороз с Весною решают отдать дочку на попечение Бобылю с Бобылихой, те предстают перед нами не самыми благополучными родителями. Бобыль алкоголик, Бобылиха же алчная и жадная. Вместе с мужем они в первые же секунды срывают со Снегурочки все, что есть на ней ценного, и только после этого решают взять её себе на попечительство. Позже Бобылиха буквально пытается толкнуть Снегурочку в объятия Мизгиря, желая заполучить хотя бы часть его богатства.

Любовь в этом мире означает вовсе не светлое и прекрасное чувство, воспеваемое поэтами во все времена… здесь это страсть, это желание и влечение плоти. Об этом говорит буквально всё: и поведение Мизгиря в разговорах с Купавой, и то, как рассуждает царь Берендей, решая переженить всех в первый день лета (то есть, положить конец распутству и пороку). Также это видно, когда Берендей не верит Снегурочке, что у нее нет никого. В то же время, Бермята сообщает: «Великий царь, она любви не знает»,  что вызывает насмешки среди берендеев. В данном случае это стоит читать в контексте, что дочь Весны и Мороза еще «невинна» то есть, девственница. Это же подчеркивается и в самой первой сцене, когда Мороз не хочет отпускать дочь в царство людей. Аналогично и в конце, когда Снегурочка просит маму подарить ей дар любви, говоря что она о ней ничего не знает.

Хотя, вопреки вышесказанному, на протяжении всей оперы мы видим ее симпатию к Лелю, а незадолго до встречи с Весной её просьбу к Лелю выбрать ее в жены, и ее плачь после того, как он выбирает Купаву.

Царь тоже представлен довольно интересно: внешне немного напоминает египетского жреца, имеет святящийся посох, которым он останавливает бегущего Мизгиря, после чего сверкает молния и тот исчезает.  Самоубийства в данном варианте нет, и, вполне возможно, Берендей в нашей версии ближе к своему истинному,  языческому, образу колдуна-оборотня.

Суммируя все выше сказанное, можно вспомнить слова Дмитрия Крыжского (исполнитель партии Берендея) из его интервью к премьере оперы, которые теперь уже не кажутся такими дикими:

«По сути, как я понимаю, реальная история, на основе которой могла быть написана опера, такова: Снегурочку, пятнадцатилетнюю девочку, которой увлекаются все мужчины, сжигают на костре, чтобы не нарушала покой и уклад племени, а Мизгиря топит в озере царь, чтобы тот не посягал на его власть...»

 

Разобравшись с персонажами и то, как они выглядят согласно или вопреки режиссерскому замыслу, перейдем к исполнителям  партий:

«Мизгирь и Снегурочка»- начать стоит  именно как с пары. Наиболее интересный дуэт получился в исполнении Ирины Янцевой и Василия Святкина, здесь нужно отдать должное контрасту их образов. Ирина, и правда, получилась хрупкой и беззащитной девочкой, в то время, как образ созданный Василием, получился практически близким  к маньяку, что в возрасте возжелал невинную девочку. В парных выступлениях мне они понравились больше, нежели Георгий Цветков и Татьяна Горшкова. Их преимущество так же обусловлено тем, что они давние сценические партнеры. А вот что касается сольного исполнения, то в первой сцене Татьяна смогла гораздо лучше сыграть ребенка, что бегает по родительскому терему. Исполнительский талант девушек мне сравнить не удаётся, понравились обе, пели прекрасно и без ошибок. Мужская половина порадовала не так сильно, недочеты были, но, надо признать, настолько мелкие, что разбора и внимания не заслуживают.

«Мороз и Весна»- тоже следует рассматривать парой. Эту пару живьем на сцене мы увидим только во время поклона, потому сравнивать их несколько неразумно, особенно с учетом того, что артистов пропускают через микрофон. Антонина Кабо и Анна Буслидзе, даже с учетом выше сказанного, были на высоте, а вот из исполнителей мужской партии пока смог порадовать только Андрей Антонов.

«Царь Берендей»- один из самых интересных персонажей и, в то же время, сложный для оценки, оценить актерские качества тут также сложно. Из-за длинной бороды и густых усов лицо царя почти полностью сокрыто от зрителя. Тем не менее, оба тенора Иван Максимейко и Дмитрий Крыжский смотрятся в этом образе впечатляюще, хоть и преподносят его несколько по разному. В плане исполнения нареканий нет, ребята отработали очень хорошо, показав мастерство и талант. Хотя, как кажется мне, данный образ все таки не позволяет им раскрыть себя в полной мере.

«Лель» - мифическое существо (или все таки жрец?)… лично мне ближе второй образ… исполняют его Наталья Дикусарова и Юлия Маркова. Обладательницы потрясающих меццо-сопрано здесь раскрывают себя в полной красе, демонстрирую невероятную гибкость и широкий диапазон. Актерская игра также не вызывает нареканий, хотя подача образа не выглядит разной, но, как показывает практика, в ближайшем будущем это может случиться.

«Купава» - возлюбленная Мизгиря ровно до той поры, пока он не увидел Снегурочку, персонаж довольно колоритный, а в случае с нашей постановкой, еще и центральный. Её исполняют Ирина Крикунова и Татьяна Ларина. Обе исполнительницы обладают очень мощными по своей природе голосами и великолепной техникой. Раскрытие вокальных качеств происходит полностью, подача образа внешне разная, но это иллюзия заключающаяся в различающихся деталях грима, что делает девушек совершенно разными. Актёрская игра на уровне, и как мне кажется, в некоторых моментах Ларина выглядит более убедительно.

Можно было бы, конечно, рассказать и про остальных, но, увы, их партии либо слишком коротки, либо не имеют влияния на сюжет. Поэтому на данный момент здесь мы не будем их описывать. А вот про оркестр, обычно незаслуженно остающийся в стороне, сказать есть что.

Очень красивые и нежные переходы от щипкового к классическому звукоизвлечению и наоборот у смычковых, настоящий перелив всех богатств звуковой палитры. Не менее интересно и красиво получается перелив в звучании от смычковых к духовым с ударными, между разными типами смычковых инструментов. Все это рождает настоящее великолепие и позволяет совершенно по-новому воспринимать классический сюжет. Музыка здесь словно рассказывает свою собственную и независимую историю.

Так же нельзя не отметить блестящее исполнение арфистки. По замыслу композитора арфа в данной опере должна была обогатить и украсить звучание оркестра и в нашем случае замысел сохранен. Красота переливов, смешение чарующих звуков не поддаются описанию.

Так же я обязан отметить соло флейты, фагота, кларнета, да и, в целом, духовые.

Всего этого разумеется не было бы без дирижера-постановщика маэстро Александра Анисимова, именно ему мы обязаны великолепием  музыки, что широкой рекой разливалась из оркестровой ямы.

 

Подводя итоги: в целом постановка получилась хорошей. Да она сошла сырой с подмостков, возможно даже слишком.  Мои претензии направлены к декорациям. И мне не хватает более богатого, более живого мира. Леля, с учетом режиссерских взглядов, можно было бы изобразить куда более интересно.

В постановке много философии, хотя далеко не всё зрителю будет понятно сразу, что отчасти хорошо – есть смысл почитать первоисточник. Детей на данную постановку брать не стоит, она не для них и пусть название не вводит вас в заблуждение.

«Снегурочка» - не детская сказка, это трагедия, которая разворачивается на границе двух миров: древних и могущественных богов и царства людей, погрязших в пороках.

 

Антон Никтаров

Главный редактор и основатель проекта.

K2_LEAVE_YOUR_COMMENT

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…