Муз. театр Станиславского - «Сказки Гофмана»

28 Апрель 2014
K2_ITEM_AUTHOR  Анна Пешкова
Фото с оф. сайта театра.

Самозабвенные сказочники  и театральное закулисье МАМТ.  Фантастическая опера «Сказки Гофмана» в трех действиях с прологом и эпилогом.

После этого спектакля покидаешь Музыкальный Театр им. Станиславского и Немировича-Данченко с удивительным и волшебным чувством в душе. Публика стекается к выходу с горящими глазами, увлеченно обсуждающая только что увиденное на сцене. А повод для разговоров, безусловно, есть. Сегодняшний спектакль далеко не премьерный, и, тем лучше, - все партии «прожиты» и филигранно отточены до мелочей. Опера обкатана и являет зрителю самое прекрасное зрелище. Удовольствие получаешь от всего спектакля в целом, от высокого музыкального и певческого уровня исполнителей, от чудесной сценографии и множества причудливых художественных решений, от потрясающе исполненной музыки.  Все гармонично, продуманно и красиво.

Режиссура Тителя необыкновенно бережна по отношению к произведению Оффенбаха. Она деликатна к музыке, тактично подробна и находчива. Режиссеру удалось тонко и увлекательно раскрыть внутренние миры главных героев, украсив действо занимательными внешними эффектами. Все метафоры и аллюзии подчеркивают общее настроение и держат зрителя в постоянном напряжении. Образ каждого героя воспринимается в согласии с общей концепцией постановки.  Мизансцены точны и наполнены тонким философским подтекстом. Удачны большие и малые роли, что немаловажно, а интеллектуальное соперничество добра и зла невероятно эстетично. Спектакль смотришь буквально на одном дыхании.

Сценография поражает. Перед глазами возникают детально проработанные, нежные, воздушные, живые и буквально «дышащие» картины. Мир Оффенбаха, воссозданный классиком отечественного сценографического искусства Левенталем роскошен и элегантен. Фирменные многоплановые Левенталевские конструкции добротны,  легки и мобильны, они сменяют друг друга прямо во время спектакля, чуть поскрипывая на старинный манер, что придает постановке еще больший шарм. Как редко сейчас можно увидеть такую фундаментальную и реалистичную художественную работу на современной сцене. От каждого задника просто дух захватывает! Какая потрясающая Венеция!

Первые секунды спектакля немного озадачивают и создают интригу. Пролог начинается практически пустым сценическим пространством и погружает зрителя в атмосферу театрального закулисья. Под дивную увертюру задумчивый осветитель в рабочей одежде возится с софитом, а по сцене проплывают вешалки из костюмерной и огромная фигура Пегаса, которая в финальной сцене эпилога предстает перед зрителем своей оборотной стороной, обнажая каркас из металлоконструкций. Создатели спектакля всякий раз подчеркивают неисчерпаемые возможности театральной условности, все время намекая зрителю на то, что театр в постановке – метафора, и что все, что увидит на сцене зритель говорит о некоем феномене ироничного противостояния театральной химеры и мира реальности… А затем зритель попадает в фантастически прекрасный мир Гофмана и его разбитых иллюзий.

Команда МАМТа представила оперу на языке оригинала с русскими субтитрами. Сюжет «Сказок» биографичен и основывается на трех душещипательных новеллах Гофмана, повествующих о трех  метафорических возлюбленных поэта: механической кукле неземной красоты Олимпии, коварной и продажной обольстительнице Джульетте и умирающей от таинственной болезни певице Антонии. Эти персонажи являются аллегориями на главную «занозу» в сердце Гофмана – оперную диву Стеллу.

Все женские образы зрителям представила несравненная Хибла Герзмава, мастерски справившаяся с трудной задачей своей сложной партии. Помимо диаметрально противоположных характеров своих героинь, безукоризненно сыгранных Хиблой, главная сложность исполняемой партии заключается в том, чтобы охватить диапазон от колоратурного «механического» с экстремальными высотами сопрано Олимпии до глубокой, соблазнительной  партии Джульетты, и совершено мягкой, исполненной благостным звучанием с болезненными придыханиями партии Антонии. Отличная работа.

А Зло может быть чертовски обворожительным! Сегодня меня покорил многоликий Дмитрий Степанович с потрясающим французским прононсом, слушать и смотреть на которого было одно удовольствие.  Каждый его злодей отличался своим тембром: холодно-высокомерным, скрипучим, гнусавым и бесконечно коварным.  Все демонические типажи сыграны очень органично и удивительно элегантно.

Гофмана исполнил Нажмиддин Мавлянов. Образ меланхоличного романтика получился продуманным, достоверным и глубоким. У Нажмиддина есть особенный шарм, его трагедии об утраченных иллюзиях и разбитых мечтах веришь и сопереживаешь. Удивительно пластичный голос и приятная манера исполнения.

С партией Никлауса достойно справилась Елена Максимова. Великолепный заключительный монолог. Никлаус в финале сбрасывает шляпу, рассыпая по плечам роскошную гриву длинных девичьих волос, и зритель видит самую главную музу Гофмана. Приняв обличие близкого друга  поэта она сопровождала его на протяжении всего спектакля, так трепетно  любящая и ревностно оберегающая его драгоценный талант.

Не могу не упомянуть об образе слуги (Андрес, автомат Кошениль и глуховатый Питикиначчо Франц), без которого спектакль не был бы таким цельным. Актерская игра Виктора Моисейкина вызывает самое искреннее умиление.  Еще одна забавная режиссерская находка - комичный образ венецианской служанки-коротконожки, в конце обернувшейся вполне длинноногим балеруном, - тоже добавила постановке «перчинки».

Оркестр играл настолько слаженно и хорошо, что через какое-то время о нем совершенно забываешь (что не может не радовать).  Музыка будто сама лилась из оркестровой ямы.

И правда, сказочный спектакль. Если Вам не хватает волшебства в повседневной жизни, -  то Вам сюда.

K2_LEAVE_YOUR_COMMENT

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…